Работы по храму

2009

31 мая — крестный ход Черногубово-Пречистый Бор.

Приделали на западную стену табличку с информацией о храме. Эскиз таблички сделала Маша Баринова, старательно выжигал Лешка Гагарин.

Приняли решение начать собирать средства на необходимую консервацию. До регистрации прихода будем пользоваться расчетным счетом «Тверского союза православных мирян». Отец Сергий только «За».

На молебен собралось полсотни человек, если не больше, включая ребят из Тверской воскресной школы.

Местные жители принесли в стеклянных банках воду. Батюшка Максим ее освящал, макая в банки крест.

13 июня — встретились с общественностью дачного кооператива журналистов бывшей «Калининской правды», пользуясь тем, что самые активные дачники вышли на уборку мусора в бор. Наш монолог о необходимости восстановления храма в Пречистом Бору слушали как-то вяло. Поговорили в частном порядке с некоторыми людьми. У всех одно мнение: «Хорошее дело задумали. Но я ничем помочь не могу». Хотя сказали, чтобы мы вешали объявления о предстоящих мероприятиях по храму, и они будут приходить. Были Леша Г., Наташа А. и Саша Д. Приехали и уехали на электричке. Пообедали шоколадкой.

24 июня. Вечер — начало конкретной работы. Копали ямы для сжигания мусора с юго-западного края кладбища (у храма горы мусора, и его нужно куда-то девать). Сначала по предварительной договоренности яму желали выкопать фермеры Румянцевы из дачного кооператива. Хозяйка долго твердила нам, как хорошо, что будет храм, а то «люди стали злые». А потом оказалось, что запросили фермеры с нас за копку 2000 рублей, и мы решили, что копать будем сами. Приехали на машине Виталика: Леша Г., Виталик, Дима К. и Саша Д. Выкопали яму за полтора часа. Нашли, как нам кажется, фундамент церковной ограды. И закат был превосходный.

27 июня — состоялся массовый субботник с участием тверской молодежи и местных жителей с дачниками. Народу пришло много. Зашли на дачи, чтобы взять у кого-нибудь носилки и грабли.

Когда вышли из кооператива, за нами пошел мужчина с лопатой на плече. «Вы туда?» — спросил он нас, указав на храм. Мы кивнули. Местных пришло много, два человека косили траву, остальные разгребали мусор и таскали его в яму, в которой горел мусорный костер. Убрали весь мусор от стен храма буквально за три часа.

Спасибо всем. Храм как будто воспрянул, стал выше.

В этот же день под руководством Юли Рассказовой и Ксюши Соколовой в лагерях на противоположном берегу Тверцы: «Дружбе» и «Романтике» дети рисовали рисунки для благотворительной продажи (на восстановление храма) в предстоящий день города.

28 июня — в день города на пересечении ул. Советской и Свободного переулка клубу «Сеятель» дали палатку для раздачи и продажи своей продукции. Был поставлен ящик для сбора денег для храма в Пречистом. Люди клали неохотно. Юля Рассказова с Артемом брали ящик и ходили по горсаду, «продавая» на пожертвования детские рисунки. Нам помогала Ксюша Соколова из молодежного православного клуба «Ирини». Общими усилиями к концу дня собрали около трех тысяч рублей. Деньги эти пригодились. Ими впоследствии была оплачена доставка к храму горбыля.

2 июля — Владимир из деревни Рагодино привез к храму столбы и доски.

Мы сделали ограждение вокруг алтарной территории, чтобы народ не мусорил снова, отгородили храму с юга.

Надо бы огородить по периметру на случай несанкционированных захоронений, которые могут впоследствии помешать ремонтным работам.

Были: Владимир, Виталик, Леша Г., Сергей Д., Дима К. и Саша Д.

19 июля – приехали в Пречистый Бор с журналистом газеты «Верхневолжье православное» Вадимом Масловым и оператором Александром Крупко. Их цель — снять для тверского телевидения сюжет о молебне, который состоялся в тот день в храме Рождества Богородицы в день Собора Тверских святых.

Все остальные должны были приехать на электричке.

Мы приехали, когда никого из наших еще не было, и застали в храме пьяных мужчину и женщину в плавках и купальнике. Мы попросили их выйти из храма, на что они сказали, что специально приплыли с того берега, «чтобы посмотреть». Мы укрепились в решении храм закрыть от «праздношатающихся». Сделать это будет сложно.

Интервью Вадиму дал о. Максим, Алексей Андреев и Александр Д. В этот день не работали, праздновали день рождения Алексей Андреева, купались и жарили шашлык.

3 августа — привезли горбыль, разгрузили. Были: Саша Данилов, Леха Павлов, Сергей Шерстобитов, Дмитрий Качнов, Алексей Гагарин, Алексей Андреев, Александр Дылевский С горбылем помогла хозяйка пилорамы, что у автопарка на Бежецком шоссе — Елена. Спасибо ей. Машину мы заказывали уже за деньги. С разгрузкой управились за два часа, а заплатить пришлось за три, как за временной минимум. По 600 рублей за час. Леша Павлов разворачиваясь, наехал в траве на булыжник и погнул пороги на своем «Фиате». Жалко.

9 августа — На подъезде к Пречистому наткнулись на похоронную процессию. Подумалось, что это плохой знак, но потом отбросили суеверия и поехали дальше. Начали зашивать досками нижние проемы храма.

Электрический провод тянули от крайнего дома с помощью четырех удлинителей. Неудобно. Успели забить 2 проема алтарной стены (в северном проеме решили сделать дверь), южный вход и половину северного входа.

Ездили на двух машинах: Леши Гагарина и Наташи Арефьевой. Были также: Д. Качнов, А. Дылевский и Т. Крылова. Приходил помогать из Рагодино Владимир со Светланой и внучкой Настей. Приходила местная жительница Валентина Сергеевна, говорила, что всей деревней соберут денег на ремонт храма. Она принесла нам на обед печеной картошки, огурцов и зеленого лука. После обеда Наташа с Татьянкой уехали. Мы на обратном пути заехали в Садыково, посмотреть тамошний Успенский храм… Запустение. Грустно.

14 августа — отвезли в Пречистый две двери. Одну дал Виталик, вторую вытащили из клуба. Ездили на машине Виталика. Были: Виталий Федосеев, Наталья Арефьева, Саша Д.. Перед самым отъездом от клуба оказалось, что у машины спустило заднее колесо. Поставили запаску. Ехали по дороге через Рылово. Там после ямочного ремонта ездить стало удобнее.

16 августа (воскресенье) — нас собралось всего трое: Дима К., Леша Г. и Саша Д. После двух дней почти беспрерывного дождя, безоблачная воскресная погода была похожа на чудо. Ехали снова через Бежецкое шоссе. В Рагодино остановились, зашли к Владимиру. Он, судя по его виду, был нам рад. Сказал, что сегодня, пользуясь погодой, будет качать мед, но если нам надо, он отложит дела и поедет с нами. Мы его отговорили. Попросили лишь хоть немного 100 мм гвоздей. Застряли в Рагодино минут на сорок за разговорами. Позвонили Сергею Д., он сказал, что Р. от посильной помощи отказался, по причине того, что безвозмездно помогает еще трем храмам, но обрисовал и объяснил Сергею, как правильно сделать временную крышу. Дело стоит за стройматериалами. В Пречистом все по прежнему, по прежнему с опаской вглядываешься в храм: стоит ли купол? Стоит. Слава Богу. В храме на камень, где стоит крест, кто-то положил 50 рублей, придавил кирпичиком. Застали внутри молодую пару, они ходили, смотрели и фотографировали. Мы им не мешали, ушли пилить горбыль. На велосипеде приехал 9-летний парнишка Руслан, все спрашивал нас, что мы будем делать, как, когда и зачем? «Вы хотите, чтобы храм работал»? — так вот по-детски спрашивает он. «Хотим. А ты?» «И я хочу» — молчит. — «Даже очень хочу». А еще он знает, кто храм разрушил. «Коммунисты. Мой дед или прадед или прапрадед был коммунистом и храм рушил на БТРе». Он с полным и по-детски обостренным чувством ответственности забивал гвозди, а Дима держал ему доску. Пришла его бабушка, принесла цветов, положила на камень у креста. Рассказала, что ее дед действительно храм рушил. Она помнит время, когда еще колокольня была цела. Колхоз устроил здесь зернохранилище, оборудовал веялку, и видимо, чтобы эту веялку в храм запихать, и растесали западную арку.

Руслан заметил 50 рублей на камушке и убежал. Через какое-то время вернулся и протянул нам 100 рублей двумя купюрами: — «Это от меня и бабушки, она тоже хочет, чтобы храм работал». Чудесный ребенок. — А как твою бабушку зовут? — Галина. — Мы попросим батюшку, и он будет поминать тебя и твою бабушку всегда. Ребенка это удивило, и он снова убежал. Прибежал, принес еще 150 рублей. — А это от друзей. — Каких друзей? Он сбегал и принес листок бумаги, где аккуратно, явно бабушкиным, почерком были записаны имена жертвователей.

Сделали дверь с востока, получилось хорошо, даже красиво, забили до конца проход с севера. Наготовили материала для окон, чтобы в следующий раз приехать, и сразу начать зашивать. Арку, как самое сложное, оставили напоследок. Хочется, чтобы приехали как-нибудь большой компанией: кто-то стучит молотком, кто-то жжет костер, кто-то прибирается или косит. Сделали на центральном столбе створа улицы доску для объявлений, повесили координаты для пожертвований и заметку о техническом состоянии храма. Завтра в Твери собирается епархиальный совет. Будет рассматриваться вопрос нашей деятельности. Склоняемся к мысли, что в Пречистом Бору нужно регистрировать общину.

17 августа — радостная новость. Мы получили благословение нашего архиепископа Виктора на консервационные работы и на возрождение приходской жизни в Пречистом Бору. Следующий этап — наладить контакт с администрацией сельского поселения и пытаться зондировать почву относительно регистрации общины. Наташа также предложила установить традицию служения молебна с акафистом Рождества Богородицы каждую последнюю субботу месяца. Чтобы если даже мы не смогли приехать, акафист бы читался местными жителями. Попробуем. Нужно распечатать с десяток экземпляров акафиста. Нужно, чтобы молитва не прекращалась. Хочется, чтобы люди не забывали и о молитве по соглашению.

20 августа — поехали после работы в Пречистый, что-нибудь поколотить, подготовить фронт работы для запланированного на 29 августа молебна. Были Леша Гагарин (и его машина), Наташа, Дима, Валентин и Саша. Успели сделать вертикальные поперечины у всех оставшихся открытых окон первого света, чтобы потом их просто забивать досками и не просить электричества, которое мы снова «тянули» из ближайшего дома. Леша с Наташей поехали по деревням развешивать объявления о предстоящем молебне. В храме мы нашли яблоко, оставленное на подсвечнике. Народ приходил на Преображение. Как оказалось, было настоящее собрание жителей. Им кто-то пообещал, что приедет какой-то батюшка в праздник и отслужит что-то. Они собрались все, а батюшка не приехал. Кто-то ввел людей в заблуждение. Мы объяснили, что все наши мероприятия анонсируются объявлениями на информационной доске. Там же есть телефон отца Максима.

29 августа — первый специальный молебен с акафистом Рождеству Богородицы. Отслужили его, потому что давно хотели сформировать традицию постоянных молебнов, чтобы местные жители, вдруг не будет нас, приходили сами и молились.

Без этого первого шага к общине, к общей «просьбе» людей, живущих рядом с храмом, невозможно «поднять» его.

Вопрос сохранения памятника — дело второстепенное. Нужно, чтобы он здесь, в Пречистом, был кому-то нужен.

Спасибо отцу Максиму, который приехал, Саше Данилову, Ире Рябининой, незаменимому Алексею. Местные были воодушевлены, хоть и окончательно закоченели на ветру, который продувал храм насквозь. Они все тянули деньги, а мы не успевали записывать всех их родных и близких, за которых о. Максим теперь будет молиться.

Встал вопрос о создании общины, решили собраться 6 сентября и все решить окончательно. Никто из местных не остался нам помочь, только после пришла одна женщина – Марина Анатольевна, которая подмела в храме и сжала траву при входе. Раиса Георгиевна Ерёмкина тоже пришла помочь, но мы отправили ее домой. Не было таких важных дел. Зато она принесла 3-литровую банку молока. Леша все восторгался.

Ира закончила покраску двери, и делать ей тоже было нечего. Мы решили отправить их с Александром Даниловым на электричке домой.

Начали заделывать арку. Слава Богу, все шло ровно и без ошибок. Получился каркас, коробка для будущей двери. Решили на этом остановиться, потому как привезенные петли оказались «левыми» и не подходили, как мы их ни крутили.

Напоследок пошли заколачивать последнее оставшееся открытым окно северной стены. Заколотив его, вернулись в храм, и обнаружили, что воткнутые в подсвечник под иконой Богородицы свечи горят…

В храме никого, на улице пусто. Загорелись свечи только что, рядом лежал коробок спичек. Переглянувшись с Алексеем, мы промолчали. Конечно, при открытой двери и громко работающей бензопиле мы могли не услышать, как кто-то приходил…

Все возможно. Только верить в чудо надо. Сдержанно, но надо. Даже, если кто-то вдруг пришел и зажег свечки, не оставив следов, все равно это похоже на чудо. Пока мы собирали инструмент, свечи благополучно догорели и погасли.

Уезжали как обычно, в темноте. В четверг выяснилось, что в журнале «Русский дом» на третьей полосе вышла статья про Пречистый Бор. Статью еще никто не видел. Журнала в Твери не найдешь.

30 августа — на 3-й полосе «Русского дома» №9 от 2009 г. вышла статья «Живые храмы, живые души…» о нашей деятельности в Пречистом Бору. Алексей привез один экземпляр из Москвы и продал его за 45 рублей… Статью редакторы, конечно, покромсали, но в целом скелет оставили, и весь смысл сохранился. Спасибо редакции за информационную поддержку.

Без даты — женщина из Москвы, прочитав статью в «Русском доме» привезла отцу Максиму половину той суммы, что требовалось для устройства на храме крыши. Как сказала эта женщина, деньги у нее были отложены «на балкон», но, прочитав статью, она решила, что средства нужнее храму, и привезла их лично. Если мы сможем (а мы верим, что сможем) сделать временную крышу до зимы, то эта заслуга именно этой женщины. Именно она дала нам толчок вперед от въедливой безнадежности к радостным ожиданиям хороших перемен. Спасибо.

Деньги понемногу пошли. Причем, когда о. Максим спрашивает, откуда люди о нас узнают, все говорят о «Русском доме». Прав был о. Сергий, когда сказал, что этот журнал очень помогает найти добрых людей.

2 сентября – Александр Д. и о. Максим ездили к Ринату, с которым их заочно познакомил Сергей Донсков. Ринат оказался приветливым мужчиной, который сразу стал рисовать технологию покрытия крыши. Чем дольше он рисовал, тем яснее нам с батюшкой становилось, что рисует он это зря. Делать что-то по его рисункам мы не сможем, слишком это сложно. Спросили прямо, сколько он возьмет за такую работу. Он ответил, что дорого.

У Рената очень активный и коммуникабельный сын Женя, у которого наш храм, оказывается, «самый любимый». Женя каждое лето отдыхает на противоположном берегу Тверцы, в детской лагере «Дружба» и видит храм с другого берега.

— Папа, когда ты его уже отремонтируешь? — все время спрашивал он.

Договорились с Ринатом, что подумаем о сотрудничестве и созвонимся позже.

Уже после о. Максим позвонил своему знакомому альпинисту, который тоже занимается ремонтом храмов. Он обещал приехать в воскресенье, 6-го числа и залезть наверх, посмотреть.

4 сентября (пятница, вечер, после работы) — на машине Леши Гагарина с Наташей и Димой поехали в Пречистый, чтобы отвезти рубероид, который пожертвовали отцу Максиму. Рубероида было 9 кусков, с собой взяли 7, больше не влезло До темноты успели повесить дверь в западном проеме, доколотить нижние части окон.

6 сентября (воскресенье) — с утра были в Вознесенском соборе. Когда прибыли в Пречистый, рабочая бригада в составе Саши Данилова и сестер Канышкиных Жени и Вики уже нетерпеливо дожидалась нас.

В храме нашли два пакета с иконами. Кто-то оставил. Одна Богородичная икона в окладе достаточно любопытная, хотя и не старая. Все остальные старенькие, потрепанные, порванные, поломанные. Видно, дома не нужны.

Сашу Данилова сразу попросили начать пробовать копать, искать заваленный за годы белокаменный цоколь. Вика начала шкурить дверь, Саша Дылевский с Димкой прибили за западный проем несколько досок. Ждали о. Максима, он должен был приехать к двум, привезти бензопилу. Наташа и Юля поехали расклеивать объявления на 20-е число.

К двум часам приехал батюшка. Собралось несколько человек, которые согласились войти в будущую общину. Батюшка сказал напутственное слово, упомянув, что без энтузиазма вся деятельность по возрождению храма бесполезна. Но собравшиеся были серьезны, чувствовалось, что они действительно хотят возродить здесь приходскую жизнь. В состав будущей общины вошли: Татьяна Борисовна Зайцева (с. Красный Бор), Галина Алексеевна Воротникова (Кр. бор, д. 16), Марина Анатольевна Максимова, Раиса Георгиевна Еремкина, Людмила Николаевна Москвина, Людмила Сергеевна Картошкина (Ст. Чопорово) и наш Вовка — Владимир Владимирович Розов, который, казалось, был не рад, что попал в такую передрягу, потому что просто привез о. Максиму мед. Записали и его племянницу Светлану Анатольевну Талакуцкую. Итого 8 человек.

Целый день работали. Заколотили весь западный проем, повесили покрашенную дверь. Саша с девчонками откопал-таки три ряда бутового фундамента. Надо копать дальше и шире. Ждали альпиниста Виталия, который должен был приехать к часу, а приехал в половине шестого, когда Саша с сестрами уже уехали домой. Виталий лез наверх и все повторял: главное не спешить, главное не спешить.

Он залез по нашей лестнице на юго-западный приступ четверика, покидал «живые» кирпичи и белокаменные блоки вниз, втянул свою лестницу и закрепил ее, чтобы лезть на самый верх.

— А теперь я бы попросил вас молиться, — сказал он сверху. — Был бы очень благодарен.

Как он лез, уже помнится плохо. Виталик кричал с купола: «Сколько его толщина?» Кто бы знал! Осторожно он поднимался к самому барабану. Купол выдержал. Он закрепил там веревку и спустился с северо-восточной стороны, снял упавшее сухое дерево, пошвырялся сверху кирпичами, напугал Раису Георгиевну, которая несла нам банку парного молока.

Саша Д. с Димкой возвращались снова по темноте. На машине Виталика. Девчонки уехали раньше. Виталик сказал, что если мы хотим, он поставит нам на храм крест. Мы хотели. Обещал приехать, поспиливать с храма деревья.

7 сентября (понедельник) — в храме Рождества Богородицы с. Пречистый Бор произошло еще одно чудо. Впервые за долгие десятилетия в храме совершилось Святое Крещение. Крестилась раба Божия Татьяна. Крестил отец Максим.

10 сентября — ездили с Лешей Гагариным к Ринату, просить начинать работы по закрытию купола. Попросили за те же деньги сделать крышу и на приступах четверика. Ринат попросил подождать день. «Поговорю с ребятами», — сказал он.

Завтра должен позвонить. Господи, хоть бы согласился.

Сегодня же отдали в Управление росимущества и в Комитет по охране памятников бумагу с просьбой выдать документы относительно принадлежности памятника и его состояния.

14 сентября — Ринат согласился. Сказал, что начнет не раньше, чем через две недели.

20 сентября — знаменательный день. Накануне самого главного местного престольного праздника — Рождества Богородицы на месте главного алтаря состоялась установка поклонного креста в ознаменование начала восстановительных работ.

В «Тверском мирянине» вышла статья, посвященная этому событию.

25 сентября — привезли в Пречистый пиломатериал. Пять кубов доски дюймовки и 2,5 куба пятидесятки. Игорь Геннадьевич — хозяин змеевской пилорамы продал нам доску по себестоимости и дал бесплатно машину. Разгружать начали около половины восьмого вечера, когда стало темнеть. Нас было 9 человек, Леша Гагарин, Сергей Донсков, Димка, Саша Данилов, Саша Д., Виталик, Владимир из Рагодино, Евгений из Красного Бора с еще одним мужчиной. Таскали доски в храм до ночи, под дождем, между оградок в полной темноте. Потом Леша включил фары на своей машине. Перенесли все доски. Лежат, ждут строителей.

26 сентября — состоялся второй традиционный молебен с акафистом Рождеству Богородицы. Местных пришло немного. Читался молебен мирским чином – отец Максим не смог приехать.

24 октября — в храме блаженной Ксении Петербуржской состоялся молебен «на начало доброго дела» — старта кровельных работ на храме в Пречистом Бору. Отслужил молебен о. Максим.

31 октября — очередной молебен. У отца Максима в этот день была служба в Брянцево, приехать оттуда в Пречистый к 12.00 физически было невозможно. Читали акафист Рождеству Богородицы мирским чином. Пела Юля Федосеева. Были: Дима Качнов, Наташа Арефьева, Ольга Крылова, Марина (без сестры), Лена Забавляева, Виталик с Юлей, Юля Смородова, Сережа Шерстобитов, Саша Д. и Сергей Донсков с огромным 120-литровым рюкзаком.

Пришло около 10-ти человек местных жителей, некоторые приехали из города. Самой радостной новостью стало то, что начались кровельные работы. К нашему приезду была сделана уже одна стропила. Самих строителей мы там не встретили.

Пока шел молебен, на кладбище проходили похороны. Еще одной могилой на пути к храму стало больше (хоронили с запада, почти впритык к деревенскому сараю Ерёмкиных).

После молебна Виталик, Юля, Оля, Дима и Лена на машине уехали. Остальные развели костер и стали ждать электричку.

Пили «туристический» чай Сереги Донскова, на станции пели песни под гитару.

Серега сидел на рельсах и замороженными пальцами перебирал струны.

Потом с получасовым опозданием пришла электричка, мы загрузились, а Донсков остался, — ему в другую сторону.

Сегодня он должен был ночевать в лесу, в палатке. Для туристов не существует холодов.

28 ноября – очередной молебен. Ехали на двух машинах: Леха Г., Саша Д., Серега Д., с Наташей ехал о. Максим и Димка. Остальные разъехались или были заняты.

Приехали в Пречистый впритык, к 12.00. Местные жители уже ждали.

Крыша на храме почти закончена. Сделана деревянная обрешетка по всему объему, чуть более трети покрыто рубероидом. Застали на куполе ребят-высотников. Как только мы приехали, они перестали работать: нельзя лазить по куполу, когда в храме кто-то есть. Погода начала портиться, они уехали. Уезжая, сказали, что дня через три закончат. Рубероида явно мало. Звонили Ринату, сказал, что в курсе, докупит.

Отец Максим служил молебен, после – панихиду.

Сегодня девять дней со дня убийства отца Даниила Сысоева, с которым о. Максим познакомился совсем недавно. Отец Даниил спрашивал, есть ли у нас, тверских, храм, который можно восстановить и сделать его миссионерским центром. Храма такого в Твери нет, но батюшка Максим рассказывал ему про Пречистый.

Также поминали погибших при крушении «Невского экспресса», произошедшего накануне вечером.

Местным женщинам раздали молитву по соглашению, чтобы каждый вечер с нами молились о восстановлении храма.

Отслужив молебен, повесили на стену две иконы: Спасителя и Богородицу и почти сразу поехали домой. Погода окончательно испортилась, сыпал дождь.

4 декабря — Тверской православный молодежный клуб «Сеятель» стал лауреатом IV Тверского регионального конкурса «Доброволец года-2009».

Первое место в номинации «Добровольчество в религиозных объединениях» клуб получил за достижения в области восстановления сельского храма Рождества Богородицы в селе Красный (Пречистый) Бор. Торжественная церемония вручения состоялась 4 декабря в зале Тверского ТЮЗа.

7 декабря – В этот день выпал первый снег. С утра позвонил Ринат, сказал «Мы закончили». Ребята накрыли весь купол и сделали крышу на барабане. В оговоренную сумму не уложились. Площадь купола оказалась больше – 220 кв. метров, не хватило рубероида, кончилась доска. Разница в деньгах превысила 20 тысяч, когда смотрели на акт приемки, глаза отказывались понимать. Наскребли денег, но часть все равно отдать не сумели. Договоренность в том, что за указанную ранее сумму бригада покроет и четверик, понятное дело, недействительна. Если решимся покрыть и четверик, то деньги у нас кончатся все. Если и тех хватит. Но крыша на храме – это главное. Надо крыть обязательно.

Встречались с альпинистом Виталием, он обещал сколотить временный крест на купол храма и поставить его еще в этом году. Может, 26 декабря поставим…

26 декабря – Последний аккорд года. Сегодня на главном куполе поставили крест.

С утра шел дождь, а под ногами все таяло. Накануне вечером выяснилось, что отменили нужную нам электричку, пришлось срочно придумывать, как ехать.

Из-за погоды многие остались дома, поэтому смогли уместиться в 4-х машинах. Поехали: отец Максим, Алексей А., Наталья А., Алексей Г., Дмитрий К., Александр Д., Юлия Рассказова, Валентин, Алексей Евстифеев, Сергей Донсков, альпинисты Виталий и Роман (с крестом на крыше машины) и Артем на джипе (на случай, если кто-то «сядет»). В Рагодино захватили Владимира. Дорога в целом, оказалась хорошей, все проехали. В Пречистый приехали ровно в полдень, там нас уже ждали местные жители.

В храме пол укрыт снегом – занесло в открытые окна второго света, сыро и темно.

Радостно, что купол визуально посветлел, значит сохнет. Зелень поблекла.

Альпинисты полезли наверх готовиться, а о. Максим сразу начал чин освящения креста.

Натянули полиспаст, прицепили крест, и он медленно, с урывками, поплыл наверх.

Где-то к этому времени кончился дождь. Наверху у них что-то долго не получалось. Внизу читали акафист и пели «Кресту твоему».

Прямо перед самым концом акафиста, крест все же удалось поставить в барабан. Все вздохнули с облегчением.

Обратно ехали затемно (издалека крест на храме был неразличим). Усталые, промокшие, замерзшие, но довольные. Виталий признался, что этот крест из всех, что он ставил ранее, был самым трудным. Достойное завершение года. Спасибо всем, кто помогал нам и морально и своим трудом. Оглядываясь назад, на то 31 мая, когда мы просто приехали сюда, становится до мурашек страшно от тех трудов, которые были вложены за все это время. Правда, эти огромные труды – лишь капля в океане основных дел по храму. Но ведь с капли все и начинается. Вода камень точит, как известно.

До встречи в следующем году, Пречистый Бор. Слава Богу за все!

 

2010   2011   2012   2013   2014   2015   2016   2017