Публикации

«Храм, который должен жить»

("Верхневолжье православное" 7, 2009 г. стр. 9)

«ВЫ ХРАМ, что ли, восстанавливать будете?», спрашивали нас местные жители, когда мы расклеивали по деревням объявления об уборке прихрамовой территории в селе Красный Бор.

Так легко из их уст вырывалась эта фраза, что и нам на долю секунды хотелось ответить им: «Да, будем». Но такого ответа не получалось, приходилось объяснять, что снача­ла нужно очистить территорию от мусора, а там «видно будет»…
Многим этот ответ не казался веской причиной тратить своё время на какую-то уборку, которая «всё равно ни к чему, потому что мусор навалят снова», но достаточно большое количество людей пришло 27 июня в к храму Рождества Богородицы, чтобы этой самой «никчемной» уборкой положить начало большому делу, которое и обозначать хочется только шёпотом, потому что страшно, потому что неподъёмным кажется оно, невыполнимым. Дай Бог, если только кажется…
При пристальном взгляде на объём работы, на то количество специфически-кладбищенского мусора (венки, ветки, трава, надгробия, искусственные цветы и бутылки), это субботнее мероприятие не казалось таким безобидным. К восточной, алтарной стене храма невозможно было пройти, чтобы не сломать ногу или не упасть. И здесь отдельно хочется поблагодарить пришедших на помощь тверской молодёжи дачников и местных жителей, потому что самый большой мусорный «очаг» их стараниями был убран полностью за два с лишним часа. Не работали — летали. Давно тяжёлая работа не доставляла радости, но в тот день эту радость почувствовали многие. Когда из-под бесчисленной травы и веток показалась земля, когда была скошена высокая трава, и вокруг храма можно было пройти, не оступившись, тогда можно было на минутку остановиться и посмотреть. Сам храм, точно освободившись, стал выше, воспрянул, задышал…
Этот субботник стал не просто мероприятием по уборке мусора. Он показал, что та «руина», которая стоит на краю села, всё же бередит сердца многих, всё же для них этот Храм, которому в тот день они отдали почти все свои силы, приехав даже из соседних деревень.
Да и стоит ли удивляться. Нет у этих людей духовной жизни там, и на многие десятки километров по левому берегу Тверцы этой духовной жизни тоже нет. Вакуум. Огромный отрезок: от Медного до Михайловского, в котором нет ни одного действующего храма. На сегодняшний день при такой плотности населения, как там, это поразительно.
Мусор, слава Богу, убрали. Хочется надеяться, что он не появится вновь, а силы сейчас нужно бросить на то, чтобы сделать на храме крышу.

Пусть это будут все силы, но никаких сил не жалко для того, чтобы храм, истерзанный богоборчеством и человеческим равнодушием, ожил, чтобы перестать каждый раз, когда идёт дождь, бояться за аварийный, позеленевший от сырости купол, что ещё немного влаги, и… обвалится. Чтобы превратить, в конце концов, деревенскую руину в Храм, и чтобы превращение это произошло в первую очередь в умах и сознании людей, живущих рядом с ним, в их сердце.

А пока много скепсиса, и так тяжело преодолеть его. Потому что рукой махать и отворачиваться проще, чем, «закусив удила», браться задело, гарантий успешности которого нет ни у кого. Но таково уж наше время, вобравшее из того, странного времени, несчастные, но гордые храмы, чтобы мы, не осуждая никого, не пеняя на политические режимы, знали своё дело и делали его.
На следующий день, в воскресенье, 28 июня православным молодёжным клубом «Сеятель» в рамках Дня города была проведена благотворительная распродажа детских рисунков. Рисовали дети оздоровительных лагерей «Дружба» и «Романтик».
Когда-то давно и автор этих строк, отдыхая в «Дружбе», задавался вопросом: «Что за церковь там стоит?» И, казалось, даже названия её не найти, до того брошенной она казалась, выпавшей из времени — осколок прошлого века, попавший сюда случайно. Но нет. Время оказалось своим, и церковь достаточно быстро обрела для подростка имя: храм Рождества Богородицы в селе Красный Бор. И, наверное, в то время, когда село ещё называлось Пречистым Бором, люди не забрасывали свою главную святыню венками и бутылками, а берегли и любили. И может, и из-за их любви тоже, всё ещё держится купол, не рушится, всё ещё стоит храм, не падает. Ждёт. Вас ли, нас, может, кого-то другого. Храм должен жить, любой храм в любом времени и в любом месте. И задача нашего поколения сделать это реальностью.

Александр ДЫЛЕВСКИЙ

 

НА ГЛАВНУЮ